April 17th, 2021

Даст ли Путин или Усманов деньги на фильм о Ленском расстреле?

ленский расстрел
Вопрос чисто риторический. т.к. ответ известен заранее. Для нынешней власти враг №1 -- это СССР и светлая память россиян о нем. По этой причине Путин будет возлагать цветы к монументу о расстреле фальшивой мирной демонстрации рабочих в Новочеркасске в 1962 году, а олигарх Усманов совместно с Путиным будет выделять огромные деньги для съемок очередной кинофальшивки о тех событиях.

Collapse )
  • anlazz

Продолжение про "великий исход интеллигентов"

Итак, как было сказано в прошлом посте , в дореволюционное время количество людей, к которым можно было применить понятие «интеллигенции», было довольно малым. Собственно, даже если отнести сюда всех «работников умственного труда» - вплоть до уездных писарей – то их число окажется не больше 2,5 млн. человек на 176 миллионов остального населения. Если же «выбирать» только тех, кто «подходит» под современное значение «интеллигентов» - то это число будет гораздо меньше. (Если брать «связку» врачи-учителя-инженеры, то таковых на 1913 год приходилось порядка 400 тыс. человек. Причем, учитывая и лиц со средним образованием – с высшим было на порядок меньше.)

Разумеется, были еще и чиновники – коих в «широком» смысле слова насчитывалось до 575 тыс. человек. (В «узком» - только «ранговые» должности – порядка 250 тысяч.) Были еще «конторские служащие», разного рода служители религий (скажем, только православного духовенства насчитывалось 110 тыс. человек), ну и уже описанные в прошлом после офицеры и прапорщики (250 тыс. человек на 1917 год). Нам во всем этом многообразии, впрочем, важно одно: все эти люди, в большинстве своем, во-первых, находились в не сказать, чтобы «блестящем» положении и материально, и по уровню знаний.

Еще раз: в большинстве случаев «лица умственного труда» имели среднее образование (гимназию или реальное училище), относительно невысокий доход (конечно, по сравнению с околонулевыми доходами крестьян они были богачами, но на «мировом уровне» жили довольно скромно), и высокий уровень аполитичности. Кстати, именно по последнему критерию в дореволюционное время их и «не пускали» в интеллигенты: тогда считалось, что интеллигент – это не столько «лицо с высшим образованием», сколько человек, живущий активной «духовной жизнью». Т.е., интересующийся отвлеченными истинами – в том числе, и политическими. (Если не «прежде всего политическими».)

Собственно, именно поэтому обе революции 1917 года для подавляющего числа «представителей интеллектуального труда» проявились исключительно в «экономической» сфере. Т.е., в плане того, что можно приобрести и что можно потерять во время данных преобразований. Кстати, надо сказать, что даже для этих людей «дореволюционное» время было не сказать, чтобы особо сытым и привлекательным: развал логистики Российской Империи начался еще в 1916 году, что привело к перебоям с продовольствием – не говоря уж об иных ограничениях, связанных с войной. Именно поэтому не только «низы» общества, но и его «средние слои», в общем-то, приняли и Февраль. (На самом деле, Февральская Революция вызвала восторг практически у всех слоев российского общества – начиная с нищих и заканчивая крупными бизнесменами. Да что там – высшая аристократия нацепила «красные розетки».) И – как это не удивительно – в целом приняли и Октябрь.

В том смысле, что, конечно, Октябрьская Революция вызывала у «образованных сословий» множество вопросов – но на уровне бытовых проблем. (Продолжение уже указанного выше развала логистики, которая – по понятным причинам – не остановилась ни после Февраля, ни после Октября.) Что же касается вопросов «глобальных» - таких, как «вопрос о собственности» или, например, отношению к войне – то они, в целом «образованные сословия» волновали мало. (На порядок меньше, кстати, нежели «низы» - кои от решений большевиков в указанном плане лишь выигрывали.) И даже такие, казалось бы, «затрагивающие всех» - с т.з. антисоветчиков – решения новой власти, как то же «уплотнение жилья», в действительности протекали гораздо более мягко, нежели это кажется на первый взгляд. В том смысле, что того самого жилья, которое «уплотняли», на самом деле было немного: как уже говорилось, в той же Москве 1917 года было не более 30 тыс. «квартиросъемщиков» в доходных домах. (И не более 1000 владельцев особняков и дворцов.) Остальные 1,8 млн. человек жили, как правило, в избах того или иного типа, а так же снимали там помещения, а подобное жилье не уплотняли. (И это мы еще не рассматриваем отток населения из столиц в провинцию – где по известным причинам – проблем с логистикой были меньше.)

Поэтому само принятие Советской власти прошло удивительно «мягко»Collapse )